Интервью в СМИ

Телепередача "Мнение" на канале "Россия 24". Интервью с президентом ОАО "РЖД" Олегом Белозёровым

Ведущий: Добрый вечер. Это программа "Мнение". Говорим сегодня с Президентом ОАО "РЖД" Олегом Белозёровым, он гость в нашей студии. Обсуждаем грузовые и пассажирские перевозки на "Российских железных дорогах". Олег Валентинович, здравствуйте.

Олег Белозёров: Здравствуйте.

Ведущий: Если исходить из тезиса, что российская экономика в этом году должна выйти в плюс и показать некий рост, 1,5-2% по разным прогнозам, можно ли говорить о том, что и "Российские железные дороги" почувствовали оживление экономической ситуации, и более активными стали грузовые и пассажирские перевозки?

Олег Белозёров: Мы считаем, что это уже свершившийся факт. Более того, абсолютно справедливо Вы сказали, мы это увидели первыми, и в январе, и в феврале наблюдался бурный, взрывной рост объемов перевозок. Мы закончили предыдущий год с небольшим приростом, 0,6%. Но это было важно, поскольку последние кварталы как раз дали существенный объем прироста и как раз показали тренд на увеличение. И когда мы составляли свой план, бюджет на этот год, мы не закладывали увеличение, хотя его прогнозировали. При этом внутри перед собой поставили задачу — что нам необходимо будет сделать, если потенциально сможет произойти действительно такой бурный, взрывной рост, для того, чтобы не остановить перевозки. В результате на данный момент у нас очень серьезно увеличилась погрузка внутри страны, почти на 4% прирост. У нас наблюдается рост грузооборота почти в 8%, а это означает, что у нас растет и транзит в том числе. В основном это экспорт, почти 12% у нас направляется в порты, прирост по экспорту 9,6%. Внутри страны небольшой рост. Но вот такая тенденция есть. При этом по пассажирообороту мы тоже видим, что количество пассажиров выросло. Но здесь есть разница. Дело в том, что количество пассажиров увеличилось, в пригороде существенный рост благодаря новым нашим направлениям, а в дальнем следовании был спад в начале года. Но потихонечку мы его на сегодняшний момент путем различных акций увеличиваем, поэтому небольшое снижение на сегодняшний момент есть, но мы надеемся, что по концу года будет прирост.

Ведущий: Во время курортного сезона наверняка будет какой-то рост.

Олег Белозёров: Абсолютно справедливо.

Ведущий: Возвращаясь к грузоперевозкам, а эта ситуация позволяет вам закладывать увеличение и доходов и прогнозы по доходам? Ведь есть рост низкодоходного сегмента и высокодоходного сегмента внутри грузоперевозок, грузы тоже разные бывают и разные направления.

Олег Белозёров: Абсолютно правда. Это наша проблема, проблема последних лет, когда у нас изменятся структура грузоперевозок, и грузы первого класса в этом году как раз тоже имеют самую большую динамику и рост.

Ведущий: А грузы первого класса — это что? Самое дорогое, нефть, наверное?

Олег Белозёров: Прежде всего уголь. Нет, это низкодоходное, это уголь, это перевозка руды.

Ведущий: Первый класс — это низкодоходные?

Олег Белозёров: Низкодоходные.

Ведущий: Все, я поняла.

Олег Белозёров: Да. Третий класс — это высокодоходный груз. Соответственно, у нас произведена индексация по этому году наших тарифов на 4%, плюс 2% нам специально проиндексировали для увеличения объемов капитального ремонта. Очень своевременное и правильное решение. Этот год у нас будет отличаться тем, что динамика ухудшения, которая наблюдалась последние годы по состоянию инфраструктуры, будет очень серьезно изменена. У нас состояние инфраструктуры улучшится, это означает, что мы поедем быстрее, грузоотправителям будет дешевле и лучше. Но вот эта ставка, 6% индексации.

Ведущий: Индексации тарифов?

Олег Белозёров: Да. Нам дает прирост доходов только 0,5%. И, соответственно, доходность, разрыв, он у нас увеличивается. На сегодняшний момент мы обсуждаем, абсолютные цифры по доходам у нас растут, но с этой проблемой, для того чтобы сбалансировать в целом бюджет РЖД, это не проблема этого года, это такая стратегическая задача. Мы сейчас рассматриваем вопросы формирования нового прейскуранта, мы считаем, что в рамках разработки этого документа мы эту проблему урегулируем, причем постараемся это сделать максимально комфортно для всех участников железнодорожного рынка — для грузоотправителей, для операторов и, естественно, чтобы не ухудшилось состояние "Российских железных дорог".

Ведущий: Означает ли, что выполнив те задачи, которые вы ставите в этом году, в частности по улучшению инфраструктуры, на следующий год вы сможете прогнозировать индексацию тарифов уже в меньшем объеме, в меньших величинах, как того требует государство, как настаивает Антимонопольная служба, чтобы это было не больше инфляции, даже минус процент инфляции?

Олег Белозёров: В этом плане мы считаем, что такой подход действительно справедлив. Мы не должны индексироваться больше, чем инфляция. Но есть ряд моментов, которые отклоняются не по нашей вине, они носят объективный характер. Допустим, в этом году очень серьезный рост объективной стоимости у металлургов, это влияет на всю цепочку. На ту продукцию, которую мы потребляем, у нас заложены индексы прогнозные, установленные Минэкономразвития, в районе 5%, а металлопродукция где-то на 10, где-то на 20% подорожала, соответственно, эти объемы нужно каким-то образом нивелировать. Подорожало и дизельное топливо, были введены новые акцизы. И мы считаем, что вот эти разницы нужно каким-то образом учитывать было бы в тарифах. То есть базовый подход — это инфляция, отклонение нужно смотреть. При этом мы не забываем, что ключевой элемент — это повышение эффективности нашей работы как монополии. Вот мы с этим полностью согласны. Мы прошли очень большой путь и с Антимонопольной службой, с Министерством транспорта, с Министерством экономического развития практически по всем направлениям, мы сейчас понимаем, какие элементы могут быть оптимизированы. Но для того чтобы иметь нормальный баланс, вот мы сейчас обсуждаем этот вопрос.

Ведущий: Для вас стало чувствительным решение властей Украины закрыть грузоперевозки в российском направлении? А теперь еще и возможность пассажирских перевозок, о которых, как выяснилось, Вы сегодня опровергли, то, что пассажирские перевозки не осуществляются, но вот по грузоперевозкам.

Олег Белозёров: Грузоперевозки тоже не были закрыты. Были введены санкции в отношении отдельных перевозчиков, соответственно, происходит переконфигурация, то есть кто не находится под санкциями, тот выполняет перевозки. Но на сегодняшний момент могу сказать, что прежде всего основной объем и основная проблема — это подвижной состав, вагоны.

Ведущий: Вагоны, которые находятся на Украине?

Олег Белозёров: На Украине.

Ведущий: И принадлежат вашей "дочерней" компании?

Олег Белозёров: Да. У нас тоже на сегодняшний момент есть необходимость в дополнительном количестве вагонов, поэтому эти вагоны все будут востребованы на нашей территории, но немножко изменится география, и немножко перераспределятся действия операторов. В отношении пассажирских перевозок пока никаких действий не происходило. На направлении на прямом украинском у нас курсируют исключительно украинские поездные формирования, соответственно, будем ждать, какие решения будут приниматься в этом направлении.

Ведущий: То есть сами инициировать ничего не будете, будем в формате реагирования, да?

Олег Белозёров: Дело в том, что мы обсуждаем на разных международных площадках, в том числе на площадке СНГ, есть такая площадка у РЖД, на площадке стран содружества я являюсь уполномоченным представителем, там такие же руководители, как я, и мы обсуждаем вопросы пассажирских перевозок. К несчастью, пассажирские перевозки между странами падают. В ряде случаев мы сами принимаем решения по сокращению количества поездов исходя из того, что на дальние расстояния нам тяжело конкурировать с авиационным транспортом, мы не можем предложить такой аналог услуг, соответственно, действительно объем перевозок в этой части снижается. Где-то отдельные страны принимают свои решения. Но у нас есть общее понимание, что необходимо в этой части делать.

Ведущий: Это снижение в том числе и показатель снижения экономической активности в этом направлении.

Олег Белозёров: Абсолютно справедливо.

Ведущий: А что происходит с Прибалтийским направлением? Как вы отреагировали на просьбу "Зернового союза" обеспечить экспорт зерна в Латвию?

Олег Белозёров: Во-первых, никаких специальных ограничений мы не вводим и не вводили. Есть технологические ограничения, которые мы обязаны соблюдать. Соответственно, у нас, к несчастью, и с угольными предприятиями тоже иногда так получается, что в каких-то направлениях есть очень удобный момент вывезти большой объем груза, и очень хочется это сделать. Мы с удовольствием всегда идем навстречу, но наши возможности не безграничны, мы все-таки плановая структура. И, соответственно, максимум из того, что мы можем вывезти, мы вывозим. В отношении Латвии, вероятно, Вы спрашиваете, объем снижения перевозки там небольшой, причем это не наши цифры, это цифры в том числе и наших коллег, мы с ними очень плотно взаимодействуем в этой части, но действительно есть и объективные такие сложности.

Ведущий: А какие направления сегодня наиболее активны, если рассматривать направления движения грузов?

Олег Белозёров: Если взять динамику, во-первых, хочу сказать, что объем перевозки и грузооборота у нас максимальный за всю историю Российской Федерации. Мы сейчас подбираемся к рекордам, которые были, когда Российская Федерация находилась в составе Союза Советских Социалистических Республик. Но в ближайшее время, я думаю, что мы и этот рекорд тоже сумеем новый установить. У нас несколько лет назад в связи с изменением, введением определенных ограничений со стороны наших западных партнеров изменилось направление движения, я говорил о том, что большой объем грузов поехал на восток. На сегодняшний момент ситуация практически по всем направлениям взрывная — и на север, и на юг, и на запад, и на восток мы везем больший объем грузов. Но в этом году очень серьезно восстановилось западное направление, на данный момент — это плюс 12%, восток не проседает, а растет. Но если у нас были за счет снижения перевозок в последнее время в западном направлении резервы, то на сегодняшний момент мы выходим практически на наши пиковые возможности.

Ведущий: Прошлый год прошел в РЖД под девизом Год пассажира, что за это время изменилось в жизни пассажиров и на железных дорогах?

Олег Белозёров: Мне кажется, что изменилось очень многое. Прежде всего, изменились "Российские железные дороги", и наш пассажирский блок, мне хочется верить, что пассажир это почувствовал. Мы за нашего пассажира готовы драться, он нам дорог, мы создаем все условия для того, чтобы было комфортно пользоваться "Российскими железными дорогами". А заключается это в большом наборе действий, которые мы осуществили, там более 200 мероприятий по нашему плану мы реализовали. И такие важные, вроде бы простые вещи, как наличие USB-разъемов, розеток, наличие кондиционеров, наличие Wi-Fi на вокзалах, возможность покупки билетов в электронном виде, мы уже достигли практически 50% такой взрывной рост по продаже билетов, поставили перед собой задачу и ее достигли. Мы ускорили скорость движения поездов, где-то не на большой промежуток времени, буквально на несколько минут, но очень важных; а на некоторых направлениях по несколько часов, тоже считаем, что это очень важно. Создали дополнительные условия и сервис для маломобильных групп населения, считаем это своей ключевой задачей сейчас — работать по улучшению условий для этой категории граждан и максимальные комфортные условия, мы знаем, что в этой части у нас есть преимущества, мы постараемся их реализовать. Но при этом план у нас не годовой, как Вы сказали, в прошлом году мы его составили на 3 года.

Ведущий: То есть это тоже — Год пассажира.

Олег Белозёров: Как нам сказал Председатель Правительства Дмитрий Анатольевич Медведев, у нас каждый год будет Годом пассажира, и каждый год будет приносить какие-то приятные новшества нашим пассажирам.

Ведущий: Появление новых сервисов связано с внедрением новых высоких технологий, а это несет за собой дополнительные риски, связанные с кибератаками и атаками на жизненно важную инфраструктуру страны, какой являются "Российские железные дороги". Какие меры безопасности вы принимаете, и какие выводы сделаны после атаки нашумевшего вируса WannaCry?

Олег Белозёров: Мы, к несчастью, тоже были затронуты атакой этого вируса. Но вместе с тем для нас это не новая проблема, поскольку железная дорога и риски, которые влияют на надежность работы с железной дорогой, многие годы рассматривались, и в последнее время мы знали, что киберугроза является одной из ключевых. Тем более что мы сейчас активно работаем над созданием цифровой железной дороги, и мы понимаем, что если мы что-то будем создавать, а это веяние времени, соответственно, это и нужно защищать. У нас созданы специальные подразделения, и даже методика работы в этом направлении очень специфична. Несмотря на то, что у нас небольшие проблемы существовали, система сбоя не дала, все наши сервисы, все наши услуги осуществлялись своевременно и в полном объеме. Другое дело, что мы сейчас проанализируем эту ситуацию. Мы проводим регулярно киберучения. Мы работаем с нашими компаниями, которые работают в этом направлении. Очень активно взаимодействуем с Лабораторией Касперского, и в этой части у нас очень хорошие результаты. Мы надежно защищены.

Ведущий: Теперь?

Олег Белозёров: Нет, мы были надежно защищены и до этого, и теперь, и впредь будем тоже надежно защищены.

Ведущий: А ущерб от предыдущей атаки оценили? Он значительный?

Олег Белозёров: Очень небольшой.

Ведущий: Самым масштабным проектом в сфере пассажирских перевозок в прошлом году стал запуск Московского центрального кольца. Как он себя показал? Как будет дальше развиваться эта линия? И планируются ли подобные проекты где-то еще?

Олег Белозёров: Мы гордимся этим проектом. Гордимся, сейчас считаю, еще более заслуженно. Почему? Потому что у нас практически не было внештатных ситуаций, сбоев, отклонений от той модели, которую мы изначально запланировали. Более того, мы изначально договаривались с Москвой о запуске электричек с интервалом в 6 минут. Потом совместно поставили перед собой задачу более амбициозную — 5 минут. На самом деле это дополнительное количество подвижного состава и уже другая система управления. И справились с этой задачей, мы по-прежнему бьем рекорды. Самое большое количество пассажиров у нас было 379 тыс. пассажиров. Напомню, начинали с 220-ти с небольшим, объем. Крайне востребованный сегмент. При этом сейчас обсуждаем и возможность дальнейшего улучшения, сокращения интервалов движения. Но это уже, мы понимаем, что будет немножко другой проект, поскольку все вспомогательные элементы должны быть тоже несколько модифицированы и перестроены, это в том числе и станции, которые должны пропускать большее количество пассажиров, это и ремонт, и обслуживание подвижного состава, и многие другие элементы, которые тоже должны быть перестроены. При этом в других городах, мы сегодня понимаем, это хороший новый вид транспорта — городская электричка. Он не только в Москве у нас запущен, он и в Красноярске, с Казанью дополнительно обсуждаем. Мы стараемся синхронизировать наши возможности с другими видами транспорта в городе, и мы сегодня понимаем, как это делать, нужно сложить расписание для того, чтобы это было удобно делать, поэтому, я считаю, что за этим видом транспорта хорошее будущее.

Ведущий: А реализация зависит и от возможности региональных бюджетов, да? Там подразумеваются инвестиции заинтересованных сторон в регионах?

Олег Белозёров: В том числе мы обсуждаем эти вопросы. Но механизмы бывают разные: государственное частное партнерство, механизм субсидирования, в некоторых регионах можно рассматривать меньшую нагрузку. Там, где хорошая подвижность населения, соответственно, там меньшее субсидирование и большие возможности. Очень внимательно изучаем проекты и теперь понимаем, самое главное, как правильно считать финансовые модели, транспортные модели, опыт у нас хороший, я бы сказал, эксклюзивный в мире.

Ведущий: Мы готовимся принимать Кубок конфедераций. С 20-го мая усилены меры безопасности на вокзалах (в) городах проведения — это Москва, Казань, Сочи, Петербург. И эти меры безопасности вроде бы все понимают, что это нужно, что это необходимо, что велика вероятность террористических атак. Все пассажиры готовы проходить через металлодетекторы, тем не менее, недовольство возникает периодически. Как вы на него реагируете?

Олег Белозёров: Прежде всего хочу, конечно же, принести извинения за неудобства, которые мы причиняем, вводя дополнительные такие необходимые меры безопасности. Во-первых, вся наша система на сегодняшний момент готова к приему Кубка конфедерации. В ряде случаев мы проводили тестовые испытания, они были отработаны достаточно хорошо и эффективно. Но жизнь гораздо богаче, сейчас мы смотрим, что можно было бы в этом плане улучшить. И обязательно будем реагировать на ту ситуацию, которая складывается. Но прошу отнестись с пониманием, поскольку транспортная безопасность, она является ключевой, поскольку направление транспортное, к несчастью, тоже является наиболее опасным. Мы со своей стороны гарантируем полную безопасность.

Ведущий: Но вся эта система должна тестироваться и отрабатываться еще перед проведением чемпионата мира в 18-м году?

Олег Белозёров: Да.

Ведущий: Поскольку еще немножко осталось времени, мы успеем рассказать о главных инфраструктурных проектах в этом году. Какие вы считаете приоритетными, и какие ресурсы и возможности есть для того, чтобы их реализовать?

Олег Белозёров: У нас очень большая инвестиционная программа в этом году — 494-е миллиарда. И, на самом деле, с учетом складывающейся ситуации у нас приятные хлопоты, поскольку теперь инфраструктуры не хватает, нужно опять возвращаться к активному развитию инфраструктуры, возможно, она будет еще дополнительно и пересмотрена в сторону увеличения. Направления традиционные — это и восточное направление, БАМ, Транссиб, все обязательства мы выполним. Считаем, что возможно даже по ряду элементов нужно опять возвращаться к приближению сроков и улучшению пропускных способностей, это направление северо-запада в отношении портов, это южное направление. Ряд объектов мы стараемся, таких как объект Журавка — Миллерово, это направление на Сочи, ввести быстрее на целый год. Поэтому, традиционно, стараемся не отставать от экономики, при этом понимаем, что задачи опять начинают ускоряться, и мы в этой части предпринимаем все меры, в том числе и сложили очень важную финансовую модель по "Северному широтному ходу". Большой проект, 235 миллиардов. Проанализировали, сделали определенные выводы. Улучшили модель, техническое состояние, в этом году планируем начать его реализацию.

Ведущий: И раз так много говорили о пассажирах, скажите, оставляете ли вы в силе прогнозы по росту цен на билеты на пассажирские перевозки? В феврале, по-моему, вы озвучивали цифру порядка 3,5%.

Олег Белозёров: Чуть побольше. Это не прогнозная цифра, это абсолютно зафиксированная цифра, и увеличивать мы ничего не будем. Наша основная задача — не увеличивать, а стараться наоборот эту цифру оптимизировать, что мы делаем в процессе уже, вводя различные акции по снижению стоимостей уже от фактического уровня. Плюс у нас хорошо работает система динамического ценообразования, где большой процент билетов, если покупать заранее, дает очень серьезные скидки.

Ведущий: Я думаю, россияне Вас услышали в преддверии отпусков, осталось только, чтобы удалось их провести с удовольствием. Я благодарю Вас и желаю Вам успехов!

Олег Белозёров: Спасибо.

Ведущий: Олег Белозёров был гостем программы "Мнение". Спасибо за внимание и до свидания.

Версия для печати
screenRenderTime=2