Интервью в СМИ

Интервью с президентом ОАО "РЖД" Олегом Белозёровым

Ведущий: Олег Валентинович, здравствуйте!

Олег Белозёров: Здравствуйте!

Ведущий: Каким был 2016-й год для РЖД? Уже делались прогнозы о том, что в этом году прибыль может вырасти даже в три раза, а за счет чего?

Олег Белозёров: Год был непростой. Он еще не закончился. Еще есть время. С одной стороны, немножечко подправить то, что хотелось бы подправить.

С другой стороны, конечно же, мы уже видим, что первое полугодие отличается очень серьезно от второго. Если в первом полугодии у нас был очень существенный рост по перевозке грузов, у нас, действительно, росла прибыль, то второе полугодие – оно несколько похоже: сентябрь был даже со снижением погрузки, но сейчас мы опять стабилизировались. И в целом по году мы планируем выйти с приростом где-то, наверное, в полпроцента.

В отношении прибыли, мы не думали, что вот так сильно изменится структура грузоперевозок. Дело в том, что у нас уходят высокодоходные грузы в связи с принятыми решениями, с правильными решениями – это налоговый маневр, касающийся нефтяных грузов.

И, соответственно, сейчас будет выпускаться больше светлых нефтепродуктов, а мазут уходит. Уходит из производства. А это снижает нашу грузовую базу, поскольку в прейскуранте у нас перекрестное субсидирование заложено. Это достаточно высокоэффективные, высокодоходные грузы были. И, соответственно, у нас образовался недостаток в доходах почти на 90 миллиардов. И мы эти 90 миллиардов компенсируем сейчас за счет нашей эффективной работы.

Мы в этом году не получаем субсидии. И мы планируем всю эту цифру закрыть и выйти на плановую цифру – 1, ну, порядка одного миллиарда рублей прибыли.

При этом есть еще в производстве такой нюанс: первое полугодие – обычно не производится ряд текущих расходов, которые потом влияют на баланс. И поэтому картинка в ряде случаев (такая) – в первое полугодие достаточно высокая прибыль и к концу года она снижается.

Это абсолютная закономерность. Поскольку начинают производиться работы ремонтные на нашей инфраструктуре. Это, прежде всего, июль, август, сентябрь, октябрь, когда мы сдаем работы. И, соответственно, у нас в балансе это уже выходит на более-менее приемлемые цифры.

Соответственно, отработаем без субсидий с прибылью, которая у нас заложена в плане.

Ведущий: Если говорить про объем пассажирских перевозок, то как по итогам года эта цифра может измениться?

Олег Белозёров: Здесь у нас, действительно, хороший показатель. Если последние несколько лет у нас цифры падали, у нас падал и пассажиропоток, и количество перевезенных людей, то в этом году, буквально последние месяцы, мы видим, что эта тенденция уже носит обратный характер – у нас идет прирост. И он является устойчивым.

Ну, отличаются дальние перевозки, ближние перевозки – все показатели у нас улучшаются. По некоторым направлениям есть даже такие показатели, где больше 30%, – это поезд "Сапсан". Населенность его составляет 86%. Это практически, наверное, городские метро с такой населенностью, а это поезд.

Очень большой популярностью пользуются дневные экспрессы. Это те поезда, которые идут не более 5-ти, 5,5, 6-ти часов между городами. Они очень комфортные. И, соответственно, продажи выросли почти на 25%.

По другим направлениям. У нас пошел прирост по зарубежным перевозкам. Не очень большой, но где-то порядка 7% мы планируем увидеть цифру по концу года.

В целом прирост будет 1%, включая огромную, большую цифру по пригороду. И вот эта тенденция сама прироста по пассажирским перевозкам для нашей страны очень важна. Это значит, люди опять начали пользоваться транспортом. Это значит, возрастает потребность в передвижении. Это значит, бизнес начинает более активно работать. Ну, и в том числе растет внутренний туризм.

Ведущий: А если говорить про тарифы, как они могут измениться в следующем году?

Олег Белозёров: Беспрецедентные решения принимаются по системе налогообложения в железнодорожном транспорте. И, соответственно, эти решения нам позволят в следующем году повысить плату. Мы на сегодняшний момент видим, это будет где-то, наверно, 3,5%, это ниже инфляции обязательно будет. И по отдельным категориям будем стараться предлагать продукты, ценовые продукты, чтобы они в ряде случаев даже не росли. Ну, средняя цифра будет где-то 3-3,5%.

Ведущий: Это мы говорим про пассажирские перевозки?

Олег Белозёров: Пассажирские перевозки.

Ведущий: А если про грузовые, то что ждать по тарифам?

Олег Белозёров: По грузовым перевозкам мы сейчас обсуждали разные предложения. Соответственно, будут вопросы, касающиеся индексации.

Хочу напомнить, что в этом году мы эффективную ставку не выбираем. Индексацию нам провели на 9%. Мы договаривались, что эффективная ставка будет не более, чем 7,4%, но вот на сегодняшний момент это до 4%. То есть мы не выбрали дополнительный объем. Соответственно, хотели бы, чтобы эта цифра каким-то образом была бы компенсирована.

Механизм, как это можно было бы сделать, мы сейчас обсуждаем. При этом ряд решений наших помогли грузоотправителям. То есть это такие сбалансированные решения. Мы увеличили за последние два года скорость почти на 20% перевозки грузов. И, соответственно, это снизило себестоимость перевозки. Мы посчитали, что это где-то порядка 2%, в районе 2% могло бы дать нам дополнительные индексации. И мы хотели бы, чтобы эти цифры попали в нашу программу.

Основные цифры зависят, конечно же, как было принято решение, – меньше инфляции. Другое дело, что вот сверху какие составляющие могли бы появиться, этот вопрос обсуждается.

Ведущий: В январе 17-го года истекает срок действия экспортной надбавки. Вы считаете, что необходимо ее продлевать дальше?

Олег Белозёров: Мы считаем, что продлить действие надбавки необходимо было бы на год. В течение года доработать механизмы более четкие, иные при направлении грузов на экспорт.

При этом мы уже на сегодняшний момент понимаем, что по ряду грузов мы обязательно уберем эту надбавку путем... У нас есть возможность, у нас есть скидочный механизм, и мы сейчас обсуждаем по ряду грузов, он достигает до 25% – мы можем давать скидки.

Сейчас мы попросили по высокодоходным грузам снизить, дать возможность нам маневрировать до 50%. Соответственно, по ряду грузов экспортных мы хотим поддержать наших коллег. Мы понимаем, для нас любой груз на железной дороге очень важен. Мы будем давать такие скидки, чтобы наши коллеги были конкурентоспособны.

Ведущий: А что это за грузы, если не секрет?

Олег Белозёров: Это удобрения, мы будем отдельно рассматривать. Это уголь в разных классификациях, тоже будем рассматривать. И такой механизм, именно действий через скидки, а не только через прейскурант, дает возможность нам более гибко реагировать на то, что происходит на рынке.

Поскольку коллеги наши не ограничены и, соответственно, зависят от того, бывают более выгодные условия, менее выгодные условия. Прейскурант – такая жесткая позиция. Там достаточно тяжело принимать решения. Но вот скидочный механизм – он дает нам возможность принимать решения уже в процессе реализации. Где-то помогать коллегам, ну, а где-то, если есть дополнительная возможность им нам помочь, мы считаем, что этот механизм тоже должен работать.

Ведущий: Как сейчас идут переговоры о предоставлении финансирования по высокоскоростной магистрали Москва – Казань? И когда эта дорога будет запущена? Как идет проектирование?

Олег Белозёров: Мы активно проектируем. И считаем, что от результатов проектирования мы более точно и четко сможем понять наши риски.

Ориентировочный срок запуска проекта – это 22-й, 23-й год.

В переговорах по финансированию активно участвуют наши китайские коллеги. Они также активно работают в качестве подрядчиков, проектировщиков на этом проекте. Они являются одними из участников консорциума по проектированию высокоскоростной магистрали. При этом коллеги из Франции осуществляют надзор за проектированием. А немецкие коллеги нам предлагают еще одну часть финансирования.

Вот сейчас мы ведем активные консультации для того, чтобы в рамках финансовой модели получить лучшую модель объединения усилий для реализации этого проекта. К проекту очень высокий интерес. И мы считаем, что у этого проекта, вообще у высокоскоростного движения, действительно, хорошее будущее.

Ведущий: Впереди новогодние праздники. Ваши ожидания, какие направления будут наиболее популярны?

Олег Белозёров: Ну, традиционные. Кто-то, вероятно, поедет на юг. Всплеск в этот промежуток времени у нас есть. Кто-то едет к родственникам, кто-то едет попутешествовать. Соответственно, мы по всем нашим традиционным направлениям предоставляем дополнительные услуги. У нас будут определены дополнительные маршруты для того, чтобы пассажир почувствовал себя комфортно. Именно чтобы создать пассажиру праздничное настроение.

Ведущий: Ну, тогда и ценами надо порадовать как-то. Какие-то льготы же для школьников, по-моему, да?

Олег Белозёров: У нас работают разные бонусные программы.

Ведущий: Потому что авиакомпании, наоборот, взвинчивают цены в новогодние праздники. Вы такой практики не придерживаетесь?

Олег Белозёров: Практика бывает разная. Практика динамического ценообразования – она достаточно сложная. Вопрос – когда ты покупаешь билет? Можно купить билет за длительный промежуток времени и получить максимальную скидку. Если уже бежишь за несколько дней, соответственно, вот в рамках этой системы, билет становится дороже.

Но все равно, мы стараемся, чтобы доступность ценовая на железнодорожном транспорте была, конечно, очень удобной.

Ведущий: Но еще важен сервис. Что вы планируете в ближайшее время сделать для того, чтобы продолжить улучшение сервиса?

Олег Белозёров: Это, действительно, большая программа. 2016-й год – у нас Год пассажира. 230 мероприятий, охвачены практически все составляющие обустройств пассажирского движения. Мы меняем и подвижной состав. Мы и обучаем наших проводников. Мы и работаем с качеством обеспечения пищи, тоже определенное количество нареканий и вопросов в этом направлении имеем. Улучшаем графики движения, изменяем систему контроля и уборки вокзалов, платформ. То есть, чтобы практически все составляющие были для человека комфортны. Мы стараемся создать удобную среду.

Человек, попадая на железную дорогу, чтобы понимал, что ему комфортно и работать, вот если он хочет работать, у него такая возможность есть. Если он хочет отдохнуть, значит, должна быть такая возможность. В том числе это и электронные возможности сети Wi-Fi, это и покупка билетов в электронном виде. Ну, практически весь спектр стараемся изучать по обращениям наших пассажиров и стараемся совершенствовать.

Ведущий: А если говорить про Wi-Fi, то уже во многих поездах доступна эта услуга?

Олег Белозёров: 21 состав у нас оборудован, еще ведется сейчас дооборудование. В следующем году тоже уделим этому вопросу большое внимание.

Есть технические вопросы, поскольку необходимы станции, их расположения. Поезд в ряде случаев идет быстро, нужна специальная система передачи данных. Вот мы эту систему совершенствуем.

На сегодняшний момент на вокзалах, порядка 80-ти вокзалов в этом году мы дооборудовали, проверяли качество приема. На вокзалах – хорошее, а вот в динамическом движении – еще технически необходимо дорабатывать.

Ведущий: Сколько локомотивов вы планируете купить в следующем году?

Олег Белозёров: Порядка 450-ти. Мы сейчас уточняем, может быть, 425-407. Там в зависимости то того, какую модель мы примем по развитию и замене локомотивного парка.

Мы очень серьезно отнеслись к повышению производительности труда. Мы сейчас с нашими коллегами-машиностроителями обсуждаем вопросы, как более эффективно использовать ту технику, которая у нас есть на сегодняшний момент. Соответственно, численность и количество закупаемого нового локомотивного парка, она у нас снижается. А производительность и объемы перевозки грузов у нас не снизятся, а еще и увеличатся. Ну, цифры приблизительно такие.

Ведущий: Вы возглавляете комиссию по транспорту и транспортной инфраструктуре РСПП, что было за последний год сделано комитетом, комиссией для улучшения ситуации в этой непростой сфере для России?

Олег Белозёров: Комиссия работает. Причем, работает очень активно. Мы подготовили и обсудили по внутреннему водному транспорту. И наши предложения были внесены в перечень поручения президента по итогам заседания госсовета Российской Федерации по вопросам внутреннего водного транспорта.

Мы начали с того, что дали оценку и рассмотрели стратегические транспортные документы для того, чтобы понять, в какой точке мы сегодня находимся. Как внешняя, внутренняя ситуация влияет на баланс транспортный внутри нашей страны.

Ну, и еще одно заседание проводили, рассматривали субсидирование пассажирских перевозок. В призму взяли авиацию, приняли ряд индивидуальных решений в части авиации.

При этом, наверное, ключевой вопрос, который всех нас волновал, это общая система мотиваций и поддержки государственных пассажирских перевозок. Поскольку, с нашей точки зрения, более четко нужно определять индивидуальные направления, где должна работать авиация, какой сегмент, какой социальный слой необходимо вычленять, где есть такие регионы, где кроме водного транспорта, тоже ничего не существует. Ну, и в ряде случаев, конечно же, это поддержка и пригорода, и железнодорожного движения. Просто все эти меры должны носить комплексный, взаимодополняющий характер для того, чтобы пассажирам, жителям Российской Федерации было максимально удобно.

При этом в текущем режиме мы рассмотрели порядка 80-ти законопроектов. У нас есть такой механизм: мы проводим опросы, комиссии, подкомиссии, если нужно, отдельно собираются. После этого мы готовим заключение и направляем Александру Николаевичу для того, чтобы обобщить и дальше направить, чтобы наше мнение было услышано.

Ведущий: Эффективная транспортная инфраструктура – это один из компонентов интеграции на постсоветском пространстве, с которым Россию также связывает и единая ширина колеи. Какие многосторонние соглашения сейчас рассматриваются вот этим как раз комитетом РСПП?

Олег Белозёров: Мы столкнулись в своей деятельности с таким вопросом, что, как Вы сказали, в ряде стран мы, как "Российские железные дороги", и наши коллеги-транспортники готовы были предлагать комплексные услуги.

При этом мы выдавали не одну услугу, вот на примере "Российских железных дорог", мы можем и построить, и эксплуатировать инфраструктуру, и проектировать. При этом стройка вся включает различные элементы. В том числе поставку шпал, рельсов, различных систем управления, ну, и некоторые страны заказывают в том числе и поставку локомотивов и вагонов. И получалось так, что наша компания на рынках третьих стран между собой неэффективно конкурировала.

И, соответственно, мы договорились о том, что предварительные лучшие предложения нам нужно сделать на какой-то площадке. И выбрали однозначно такую площадку здесь, в РСПП.

И, соответственно, проводим обсуждения наших проектов, с коллегами консультируемся, выбираем тот формат оптимального поведения и участия в процедурах, которые проводят наши коллеги в других странах.

Ведущий: Минэкономразвития рекомендовало включить в план приватизации пакет РЖД на 17-19-й годы. А как вы считаете, будет ли в этот период необходимая, благоприятная конъюнктура на рынке?

Олег Белозёров: Вопрос приватизации для РЖД не только в благоприятной конъюнктуре. Прежде всего, должны быть созданы предпосылки для того, чтобы "Российские железные дороги" могли функционировать, как нормальное акционерное общество.

В том числе ключевым элементом является и формирование политики сбыта. С этим связаны у нас вопросы прейскуранта. Должны быть предсказуемы цены. Цены не должны быть убыточные. Мы должны на определенный промежуток времени четко понимать наше взаимоотношение с нашими покупателями.

Пока ряд документов еще не сформирован. В том числе нужно уточнить налоговые условия функционирования. Ну, и механизм наполнения уставного капитала "Российских железных дорог".

На сегодняшний момент финансирование ряда строек проводится через предоставление субсидий в уставный капитал "Российских железных дорог". Уставный капитал увеличивается. И, соответственно, нужно понимать, как к этим вопросам будет относиться потенциальный акционер. Ну, в некоторой степени – это размытие той доли, которую изначально инвесторы планировали вкладывать в этом направлении. Пока эти вопросы до конца не урегулированы.

И еще вопрос в объеме. Тоже – как правильно это делать поэтапно, когда целесообразно было бы закончить. При этом мы знаем отношение инвесторов к нам. Мы чувствуем это отношение через выпуск и продажу, размещение наших облигаций.

У нас самые низкие ставки. Мы – хороший, гарантированный заемщик. Коллеги отмечают нашу эффективную работу. И, соответственно, приходят к нам в таком формате. Поэтому мы предложили еще ряд элементов. Может быть, форма приватизации, выпуск через привилегированные акции. Поэтому, я думаю, что еще в процессе обсуждения мы к этому вопросу вернемся.

Ведущий: А как идут переговоры по продаже доли в "Трансконтейнере"?

Олег Белозёров: К нам коллеги, соакционеры, вышли с предложением. Мы рассмотрели на сегодняшний момент 7 потенциальных вариантов подхода. Но однозначной позиции пока нет.

Все-таки "Трансконтейнер" – это определенный вид монополии. Монополия – это мы. Мы – "Российские железные дороги". Поэтому продавать монополию куда-то, ну, есть ряд известных высказываний, что монополия – это плохо, но нет ничего хуже, если эта монополия частная.

Соответственно, мы сейчас планируем свое видение внутри не только правления РЖД, но и вынести на комитеты, в совет директоров, пообсуждать такой вариант подхода к "Трансконтейнеру".

Мы считаем, что при создании хороших конкурентных условий, если будет конкуренция, то коллеги заработок нам обеспечат. Поскольку будут конкурировать и перевезут больше грузов. А вот с наличием монополии получается так, что мы не влияем или не сможем влиять на принимаемые решения. И это может просто привести к убыткам РЖД. Мы это сейчас исследуем и считаем, что так нельзя поступать.

Ведущий: Успехов вам! И спасибо большое за интервью.

Олег Белозёров: Спасибо большое! Спасибо!

Версия для печати
screenRenderTime=2