Интервью в СМИ

Интервью с главой ОАО "РЖД" Олегом Белозёровым

Ведущий: Здравствуйте, Олег Валентинович! Спасибо, что нашли время для нас. Для вас это первый железнодорожный форум, бизнес-форум "1520". Первое мероприятие, которое Вы проводите в качестве главы компании "Российские железные дороги". Какие Ваши ожидания от этого формата? Оправдываются ли они?

Олег Белозёров: Здравствуйте, Эвелина! Спасибо большое за приглашение. Для меня действительно этот форум важен. Но важен не только для меня, он важен для того, чтобы понять, в какой точке мы – железные дороги – сейчас находимся.

Форум "1520" – это специальная ширина колеи. Соответственно, мы сейчас смотрим, как можно использовать наше пространство для увеличения товарооборота. Мы должны дать оценку, где у нас снижаются объемы перевозок, почему и какие у нас планы. И очень важно, что на форуме присутствует огромное количество зарубежных участников, гостей, которые практически во всех своих выступлениях говорят о том, что они заинтересованы в увеличении объемов работы, в увеличении сотрудничества с нами – "Российскими железными дорогами". Поскольку мы занимаем центральную, самую важную, часть в этой системе.

Ведущий: То есть задачу рассматривать как, возможно, зафиксировать положение "Российских железных дорог", положение российской железнодорожной отрасли в геополитическом контексте сейчас, то интерес есть со стороны наших партнеров. Но и грузоперевозки падают, нужно полагать. Потому что кризисные явления ощущают на себе не только Россия, но и все, кто вокруг нее находятся.

Олег Белозёров: Это правда, но векторы в разных направлениях тоже разные. У нас падает объем грузоперевозок на Запад. У нас сокращается количество контрактов, но у нас очень сильно растет объем перевозок на Восток. Я уже говорил, что 10-13% мы добавляем в последнее время перевозок именно в порты Дальнего Востока.

У нас очень серьезно увеличиваются перевозки между Китаем и Европой транзитные. Буквально за последние несколько лет каждый год – удвоение. Значит, эти продукты востребованы и, мы считаем, что потенциал не исчерпан.

Мы договорились и подписали ряд документов по коридору Север – Юг. Причем, обсуждение этого коридора ведется давно, а практические шаги предпринимаются буквально в последнее время. И мы вышли на реальные договоренности и мы хотим до конца лета запустить уже первый пробный продукт из порта Бендер-Аббас, пропустить продукт в Россию и в Европу.

Ведущий: Какие еще контракты и меморандумы Вы бы отметили, подписанные на этом форуме?

Олег Белозёров: Мы подписали очень серьезный документ с нашими казахскими коллегами по поводу электронного обмена. Дело в том, что наши потребители – грузоотправители, почему еще изменяется объем перевозки, имеют к нам претензии.

Ведущий: Справедливые?

Олег Белозёров: Ну, ряде случаев – да. Мы долго осуществляем обмен информацией и груз задерживается при пересечении границ, при оформлении разных формальностей. Мы считаем, что новые цифровые технологии нам смогут создать условия для ускорения движения товаров. Вот путем подписания специальных соглашений очень-очень детально – что заполняется, где заполняется, как заполняется, как передается эта информация, – для нас с технологической точки зрения это важно. А для грузоотправителей это просто ускорение процесса перевозки.

Ведущий: Это потребует какой-то модернизации инфраструктуры на пунктах пропуска или это просто нормативная база изменяется?

Олег Белозёров: Уточняется нормативная база, но пишутся новые программные продукты. Прежде всего, совмещаем программные продукты, дорабатываем его, договариваемся, как мы его будем эксплуатировать, кто имеет доступ в этот продукт и какой объем информации туда заносится.

Ведущий: Вы встречались с вашими бизнес-партнерами в рамках делового завтрака. Какие еще претензии и пожелания они высказывают вам? И на сколько вы готовы на них откликаться?

Олег Белозёров: Самое главное, что это искреннее настроение. И оно присутствует не только на пленарных заседаниях, но и в том числе и в рамках делового завтрака мы сейчас обсуждали. Это были не претензии, это были, скорее всего, обсуждения, что же нам вместе сделать лучше.

Ведущий: Предложения?

Олег Белозёров: Да. Детальные причем, дельные предложения, которые мы некоторые могли бы реализовать достаточно быстро. В отношении формирования, прежде всего, – технология. Мы договорились, что мы доработаем часть документов, которые искусственно на сегодняшний момент сдерживают возможность привлечения дополнительных грузов.

Ведущий: Сейчас активно обсуждается создание модели транспортных услуг. Что это такое?

Олег Белозёров: Модель в целом железнодорожного рынка – это принципы взаимоотношения между участниками. Ну, прежде всего, между грузоотправителями, перевозчиками, "Российскими железными дорогами" и государством. Что находится в рынке, каким образом управляется, какие взаимоотношения.

Первый этап прошел в части либерализации рынка вагонов. Проходил традиционно через дефицит первоначальный, сейчас через профицит вагонов. То есть все, что присуще позитивному и негативному рынку. Сейчас мы считаем, что пришли к пониманию, как стабилизировать этот рынок. Но это одна небольшая часть.

Сейчас обсуждаем вопросы – какие шаги можно было сделать дальше. Это вопросы наделения дополнительными полномочиями грузоперевозчиков.

Традиционно обсуждается вопрос локомотивной тяги, но мы не считаем правильным его вычленять. Если говорить, нужно говорить о перевозчике, о функционале перевозчика.

И основная проблема – это вопрос надежности работы железных дорог. Вот мы не должны нарушить надежность работы железных дорог. Соответственно, смотрим, как выстроить конкурентный механизм, не нарушая принципов операторства. Ну, чтобы не было хаоса на железной дороге. Чтобы каждый ехал строго в графике, строго подчинялся определенным принципам. А рынок иногда у нас перерастает в базар. И, соответственно, я имею ввиду – конкуренция, и, соответственно, нарушаются определенные принципы. Вот мы этого допустить не должны.

Ведущий: Но вы механизм для себя уже продумали до конца? Потому что обсуждались разные варианты, связанные в том числе и с реорганизацией железных дорог, там разделение на несколько компаний.

Олег Белозёров: Пока нет. Пока в активной фазе обсуждения. И сегодня с утра выступал и вчера выступал заместитель министра экономического развития Николай Подгузов, мы все более точно можем определить развилки, но окончательной пока редакции, реакции пока у нас нет.

В том числе и в модели рынка укладываемся и формат прейскуранта. То есть каким образом формировать цены на предоставляемые услуги. Если это рынок, значит, в какой-то части рынок отрегулировать – расценки. И это будет, наверное, справедливая и сбалансированная цена. А если это монопольная услуга, значит, должны быть более четко определены принципы условия подхода к цене.

Ведущий: Николай Подгузов вчера же анонсировал и долгосрочное тарифообразование, изменение методологии в тарифообразовании. С 17-го года тарифы устанавливаются сроком на 5 лет. На сколько реалистичным вы считаете такой сценарий? Как он поддержит "Российские железные дороги" и ваши отношения с вашими клиентами – грузоотправителями?

Олег Белозёров: Мы тоже считаем, что тариф должен быть прогнозируемым, четким, понятным или принципы его формирования на долгий промежуток времени. На самом деле, долгосрочный тариф уже был принят несколько лет назад. Другое дело, что сразу же в первый год принципы были изменены. Хоть он считался и долгосрочным. Но уточнение этих принципов, возможно, к 17-му году мы сумеем договориться. Вот именно в отношении такой долгосрочности.

А принцип перехода на новый прейскурант, тоже вчера было сказано, – это очень большая работа и она очень серьезно повлияет на экономику. Поэтому не один год, это годы. Но активные шаги мы будем делать уже начиная со следующего года.

Ведущий: Что может помешать договоренности к 17-му году?

Олег Белозёров: Я думаю, что четко нужно будет определить формат подхода к инфляционным ожиданиям, к формированию и изменению или приспосабливаемости к конкретным условиям. Поскольку у нас традиционно прогнозы одни, а результат потом уточняется по факту. И вот нам вот этот вот принцип нужно попробовать уточнить в тарифах.

При этом еще есть грузоотправители, которые очень четко тоже настроены на ценовую политику и у них от этого зависит будет или не будет продаваться их продукция. И несмотря на жесткость формат гибкости тоже должен остаться. Вот где этот баланс? Его нужно обязательно найти.

Ведущий: Приспосабливаясь к текущим экономическим реалиям и кризисным явлениям, приходится и сокращать инвестпрограммы. Ваша программа сокращена сейчас, по-моему, с 432-х миллиардов рублей до 424-х. Какие проекты сейчас таким образом уходят в тень и за счет каких ресурсов вы планируете компенсировать потери?

Олег Белозёров: Не один проект в тень у нас не уходит. Все проекты будут реализованы. Другое дело, что изменяются сроки реализации. На самом деле, это нормальная работа любого предприятия. Вы для себя формируете инвестпрограмму, устанавливаете срок наиболее оптимальный для того, чтобы выйти на рынок с каким-то продуктом. Но если условия меняются, соответственно, вы уточняете сроки реализации проекта.

Мы уточнили по ряду проектов, в том числе это и Дальневосточный полигон. По некоторым участкам мы сократили объем инвестиций, а по некоторым – даже добавили. Поскольку мы понимаем, что вопрос развития ряда месторождений, он уточняется и несколько меняется по времени.

Мы сделали дополнительные акценты на нашем южном направлении. Ну, и перераспределили еще часть средств с участков в Сибири в Европейскую часть. На самом деле, ничего не запланированного, такого, что не предпринималось в рамках деятельности обычного предприятия, не произошло.

Ведущий: Вы планируете продать ряд дочерних компаний и выручить за них порядка 14-ти миллиардов рублей. Каков спрос на эти компании потенциальные? Смогли ли вы уже оценить?

Олег Белозёров: Мы считаем, что, это предварительная цифра, которую вы называете, она как раз и будет уточнена в рамках проведения процедур. Мы надеемся, что спрос будет больше. При этом, конечно, очень многое зависит от состояния самого железнодорожного рынка. И не могу не воспользоваться возможностью и сказать, что май мы закончили с результатами, которые даже не ожидали от себя. Прирост погрузки был более 3%, 3,1%. Соответственно, мы выходим на все те параметры по итогам полугодия, которые планировали в конце прошлого года. И, может быть, даже результаты будут лучше. А это означает, что все, что связано с нами, возрастает в цене, появляются новые бизнесы, появляется новый позитивный настрой. Мы это очень приветствуем.

Ведущий: На сколько вас поддержат инструменты дисконтных облигаций?

Олег Белозёров: Мы в части финансового инжиниринга стараемся для себя создать полный спектр услуг для того, чтобы коллеги из финансового сектора имели возможность выбрать для себя то, что им ближе. Соответственно, мы хотели бы, чтобы участвовали в выкупе наших финансовых инструментов практически все участники, которые присутствуют на рынке. Мы вот попробуем предложить такой новый способ. Может быть, он будет более интересен.

Ведущий: Вчера глава банка ВТБ высказался за то, чтобы негосударственным пенсионным фондам разрешили участвовать в выкупе, в том числе долговых бумаг и облигаций. Как вы относитесь к такой идее, на сколько интересен этот рынок возможных покупателей, в том числе и вашим?

Олег Белозёров: Рынок очень интересный. Это абсолютная правда. Мы заинтересованы как в создании стабильных гарантированных условий. Пенсионные фонды во всем мире обладают очень большим потенциалом. Есть ограничения, которые должны давать стабильную доходность и быть гарантированны. Мы хотели бы быть таким участником рынка – гарантированным. И этот потенциал, как раз тоже обращали на него внимание.

Ведущий: Решения о сроках выпуска облигаций когда будут приняты на сегодняшний день?

Олег Белозёров: Ну, в отношении дисконтных облигаций, я думаю, что в течение месяца мы доработаем нашу позицию. А так мы регулярно принимаем решения по выпуску заемных наших продуктов. И последнее наше предложение, как тоже Костин вчера сказал. Спасибо большое за участие банку ВТБ. Это 9,85% – это существенно ниже ставки Центробанка. Мы считаем, что это как раз оценка в том числе нашей надежности.

Ведущий: Ну, у "Российских железных дорог" есть и задачи и планы по покупке различных активов. Например, сейчас обсуждается вариант с покупкой актива "Мечела", Эльгинской железной дороги. Вы тоже проводите оценку.

Олег Белозёров: Да.

Ведущий: Сколько времени это займет? И склоняетесь ли вы покупать?

Олег Белозёров: Для того, чтобы что-то купить, нужно понять, какие это повлечет последствия. Прежде всего, мы будем покупать или участвовать в тех активах, которые дают нам грузовую базу и возможность дополнительных доходов.

Актив, производящий достаточно большой объем перевозки, конечно же, дорога для нас интересна. Но вопрос – какие затраты были произведены в период строительства, адекватны ли эти затраты той оценке, которая сейчас существует на рынке. Мы будем все свои действия осуществлять абсолютно прозрачно и понятно. Поскольку все наши действия связаны в том числе и с нашим прейскурантом. То, что мы выставляем нашим грузоотправителям. Соответственно, такой шаг должен нам создать лучшие условия для экономики. Проведем оценку, примем решение.

Ведущий: А на сколько подходящая конъюнктура для приобретения активов за рубежом?

Олег Белозёров: Ну, в разных странах по-разному. Мы на сегодняшний момент считаем, что потенциал международной деятельности "РЖД" пока не задействован в полной мере, в которой у нас есть компетенция. И в ряде стран, когда мы обсуждаем строительные проекты, мы обсуждаем вопросы и по управлению железными дорогами. Это очень серьезное доверие и оценка нашей компетенции. Но условия в разных странах (разные), участие подразумевает наличие либо совместных предприятий, либо регистрацию. Ну, такой же подход, как у нас в стране. Поэтому мы рассматриваем такие активы для покупки.

Ведущий: Греческий оператор?

Олег Белозёров: Рассматриваем.

Ведущий: По-прежнему оцениваете и рассматриваете?

Олег Белозёров: Рассматриваем. Другое дело, что мы понимаем, что оценка должна проводиться очень глубоко для того, чтобы особенности законодательства и особенности хозяйствования в разных странах мы четко для себя представляли.

Ведущий: А в чем сомнения по поводу Греции сейчас есть?

Олег Белозёров: Во-первых, мы более детально рассматриваем не просто балансы бухгалтерские, а систему экономической оценки подходов. Но и для нас, конечно, важна система технологическая. Вот нам нужно понять, что происходит в технологии. Поэтому такой глубокий анализ и производим.

Ведущий: Среди гостей форума я вчера обратила внимание на прибалтийских коллег. Казалось бы, в такой непростой геополитической ситуации они очень активно участвуют в дискуссиях форума и с прицелом смотрят на сотрудничество с "Российскими железными дорогами". Расскажите, о чем может идти речь? О каких проектах?

Олег Белозёров: Мы заинтересованы в сотрудничестве со всеми нашими коллегами. Мы конкурируем, в хорошем смысле конкурируем, с другими видами транспорта, где-то мы дополняем. Поэтому пространство железнодорожное – чем оно больше, тем больше грузов и возможности работы в том числе и для нас. Но межгосударственные взаимоотношения – они накладывают определенный отпечаток на инвестиции, прежде всего.

Железнодорожные инвестиции – они очень долгосрочные. И мы как раз обсуждаем, что должны быть достигнуты настолько долгосрочные отношения. Грузоотправитель очень, ну, не капризен, а очень избирателен. Он не будет менять направление движения, если четко не будет понимать, что сроки и качество гарантированы. Поэтому мы не можем участвовать в таких проектах, где нет стабильности. И вот эта нестабильность – она в ряде случаев у нас отмечается в том числе и во взаимоотношениях с республиками Прибалтики.

Ведущий: Но несмотря на то, что у нас есть сложности в отношениях России и Германии, компания "Сименс" себя позиционирует очень активным партнером "Российских железных дорог".

Олег Белозёров: Все партнеры наши традиционные, "Сименс" является нашим традиционным партнером, заинтересованным в участии и развитии железнодорожных производств на территории России. Огромные средства инвестированы. И коллеги наши хотели бы инвестировать еще больше. Они проявляют заинтересованность практически по всем направлениям – не только в рамках высокоскоростного движения, но и в локализации даже отдельных специальных производств. Это и система централизованной блокировки, ну, вот именно специальные направления.

Но я не только вычленял бы "Сименс", но и других наших коллег, и французские коллеги активно стремятся на наш рынок, и испанские коллеги тоже стремятся на рынок. Поэтому мы сейчас рассматриваем различные варианты дополнительного такого укрепления нашего взаимодействия.

Ведущий: А вы рассматриваете варианты и стоит ли сейчас прицеливаться на там принципиально инновационные продукты? Такие, как Hyperloop, например, да, там поезда на магнитных подушках и так далее, левитация вот? Все это есть у вас в бизнес-планах или, может быть, уже запланированы как инвестиции?

Олег Белозёров: Мы к этому относимся следующим образом: мы четко должны понимать все, что происходит в мире. Все, что касается перевозки грузов, мы должны держать руку на пульсе. Но поскольку мы производственная структура, мы применяем только исключительно сертифицированные решения. Пока считаем, что по такому направлению, как Hyperloop или поезда на магнитной подушке, еще нужно поработать.

Мы участвуем в рабочих группах, мы крайне интересны нашим партнерам, кто занимается изобретательством. Поскольку мы все-таки практики и обращаем внимания на абсолютно конкретные моменты, которые необходимы нашему потребителю. Вот. И от идеи такой – для того, чтобы дойти до потребителя, нужно много что еще уточнить. Поэтому не могу сказать, это дело далекого будущего, близкого будущего. Но мы четко не упустим своих перспектив.

Ведущий: А широкая колея может помешать внедрению продуктов нового поколения?

Олег Белозёров: Мы все больше склоняемся к тому, что все виды транспорта (важны) на сегодняшний момент, конкуренция будет не только в видах транспорта, а, прежде всего, в логистике. Вот кто лучше научится разные виды транспорта друг с другом соединять, тот будет в выигрыше. И мы уже тоже на это настроены. Мы понимаем, где мы конкурентны, а где мы, наоборот, лучше дополняем друг друга.

Ведущий: Ну, и, наверное, заключительный вопрос: этот форум проходит под лозунгом клиентоориентированности. Как кто-то из участников вчера сказал, что главный король сидит в зале – и это клиент. Давайте о нем помнить. Что для вас это означает?

Олег Белозёров: Это абсолютная правда. Мы сейчас перестраиваемся. Мы понимаем, что все наши процессы должны быть настроены на улучшение взаимоотношения с нашим клиентом. И клиент стоит не в конце цепочки, а в самом начале. Мы понимаем, что нужно и ровно под эти нужды будем подстраивать производственный процесс и все остальные составляющие нашего железнодорожного процесса. Клиент для нас самое важное звено.

Ведущий: Спасибо! Я желаю вам успехов!

Олег Белозёров: Спасибо большое!

Версия для печати
screenRenderTime=2