СМИ об РЖД

"Мы открыты для диалога", утверждают разработчики пакета законопроектов о железнодорожном транспорте

"Закон суров, но это закон", - любили говорить древние римляне. Правда, у наших соотечественников с недавних пор больше была в ходу другая идеологема: "Закон - что дышло...". Но сегодня многие начинают понимать, что реализация намеченного Президентом и правительством курса реформ невозможна без создания соответствующего правового поля. Несомненно, в первую очередь это касается ведущих отраслей российской промышленности, к которым относится и железнодорожный транспорт - "локомотив экономики".
     Структурные преобразования в железнодорожной отрасли неизменно остаются в центра внимания специалистов и широкой общественности. Это вполне закономерно, ведь жизнь практически каждого россиянина так или иначе связана с железной дорогой. Как сегодня обстоит дело с законодательной базой реформы железнодорожного транспорта, нашему корреспонденту рассказал Виктор Марков, начальник отдела правового обеспечения реформирования Юридического управления МПС.
     - Виктор Николаевич! Для начала хотелось бы задать вопрос в известном смысле обывательский: зачем вообще что-то менять в законодательстве, касающемся железнодорожного транспорта, коль скоро стальные магистрали и так работают достаточно стабильно?
     - Конечно, основная причина - это начавшаяся реформа, ее просто невозможно осуществить без серьезной корректировки законов. Но хочу подчеркнуть, что эта необходимость назрела не только в связи со структурными преобразованиями в железнодорожной отрасли. Экономика страны развивается, а законодательная база остается прежней и, естественно, в какой-то момент перестает удовлетворять складывающиеся рыночные отношения. Скажем, Закон "О федеральном железнодорожном транспорте" был принят в 1995 году, 7 лет назад. Мы предлагали внести изменения в этот закон еще в конце 2000 года, причем реформы они вообще не касались: речь шла о совершенствовании системы государственного управления железными дорогами. Но, конечно, серьезная работа над законодательной базой отрасли началась в середине прошлого года, после принятия правительством Программы структурной реформы железнодорожного транспорта.
     - Что принципиально нового появилось в проектах законов?
     - Если говорить о тех законах, которые разрабатывались в МПС - "О железнодорожном транспорте в Российской Федерации" и Транспортный устав железнодорожного транспорта Российской Федерации, - то можно сказать, что они по сути новые. Это в принципе другие законы, они коренным образом отличаются от предыдущих. Например, прежний закон о железнодорожном транспорте был ориентирован на то, что существует исключительно федеральная собственность на имущество железных дорог. Соответственно вся система государственного управления, вся система взаимоотношений на железнодорожном транспорте была построена на этом. Сейчас мы пишем, что имущество может находиться в любой собственности: в частной, муниципальной, федеральной, в какой-либо иной. Значит, и система регулирования в принципе другая.
     - Поскольку прошло уже достаточно времени с начала работы над новыми законопроектами, расскажите, пожалуйста, что сегодня происходит, какие результаты ожидаются в ближайшее время?
     - Сейчас практически сформирован пакет из четырех законопроектов - "О железнодорожном транспорте", Транспортный устав, новый закон "Об особенностях управления и распоряжения имуществом железнодорожного транспорта" и закон "О внесении изменений в Федеральный закон ?О естественных монополиях". Прошли многочисленные согласования со всеми заинтересованными министерствами и ведомствами, к настоящему времени асе существенные разногласия сняты. 29 декабря мы передали в правительство законопроекты уже без замечаний министерств.
     - Тогда почему же они до сих пор не рассмотрены на заседании правительства?
     - После министерств есть еще масса инстанций: аппарат правительства, в частности, Правовое управление, Главное государственно-правовое и Экономическое управления при Президенте, Институт законодательства и сравнительного правоведения и т.д. Иными словами, законы были существенно доработаны, уже находясь в правительстве. Конечно, этот процесс проходил с нашим непосредственным участием, все правки были внесены исключительно с нашего согласия.
     26 марта 2002 года проекты новых законов были рассмотрены правительственной комиссией по законопроектной деятельности. На заседании комиссии тоже высказывались отдельные замечания, преимущественно редакционного плана. Были замечаний и по сути: например, было предложено включить страховщика груза в число лиц, имеющих право на предъявление претензий железной дороге. Это естественно, так как страховщик выплачивает грузоотправителю сумму утраченного или поврежденного груза. Но поскольку страхование грузов начало широко развиваться лишь в последние годы, законодательно это право не прописано. По этому поводу было постановление пленума Высшего арбитражного суда а 2001 году, однако действующий Транспортный устав этого не предусматривал. То есть мы дорабатываем законопроекты не только с учетом реформы. Но и с учетом тех новшеств в законодательстве и тех аспектов практики, которые на сегодня объективны.
     У Экономического управления при Президенте были замечания, связанные с уточнением порядка выдачи грузов. Мы очень благодарны сотрудникам управления за то, что они внимательно изучили текст и указали на недостатки.
     Представители Минтранса, наши коллеги-транспортники, на заседании комиссии заявили, что текст, который был представлен, несколько не соответствует тексту, который они с нами согласовывали. Но это вполне объективно, потому что в аппарате правительства текст дорабатывался; было, как я уже говорил, много замечаний, и как плод компромисса вышел вариант, который несколько отличался от согласованного ранее с Минтрансом. Поэтому с 26 марта мы буквально в течение 10 дней проделали очень серьезную работу: сняли все высказанные замечания, провели дополнительное согласование с Минобороны и Минтрансом, сверили все до последней запятой.
     - Конечно, законотворчество - процесс сложный и трудоемкий. Но все же позволю себе напомнить, что первоначально планировалось внести законопроекты на рассмотрение правительства уже в конце осени 2001 года. Позже этот срок неоднократно продлевался. Объясните, пожалуйста, в чем причина?
     - С самого начала всем специалистам было ясно, что за 3 месяца создать новые качественные законы невозможно. Основная причина в том, что мы сейчас прописываем отношения, которых пока не существует реально. Мы моделируем ситуацию и исходя из этой модели пишем законы. Если бы у нас была практика законодательного регулирований железнодорожного транспорта в условиях конкурентного рынка, было бы проще. А в ситуации мсделиоования отношений неизбежна очень долгая дискуссия.
     Мы за время согласования законов обсудили свыше тысячи поправок только по закону "О железнодорожном транспорте" и по Транспортному уставу. Было проведено более 150 встреч со всеми заинтересованными сторонами. Представьте себе - 150 совещаний! И каждое совещание - по 3-4 часа... В эти законы инвестировано колоссальное количество времени и сил, мы выверяли буквально каждое слово, каждую запятую. То, что некоторые некомпетентные господа, не читая законов, утверждают, что они "сырые", "непроработанные", - это абсурд. Такие люди просто-напросто лоббируют интересы каких-либо группировок. Действительно, существует объективный конфликт интересов перевозчика и пользователя услуг. Это закон рынка - каждый хочет продать подороже и купить подешевле. Но не надо забывать, что железная дорога - не только субъект рыночных отношений. но и гарант экономической безопасности государства. 8 нашей концепции законов государственные интересы полностью учтены, поэтому она на сегодняшний день оптимальна.
     - Каковы ваши ожидания по поводу предстоящего обсуждения законопроектов в правительстве и Государственной Думе?
     - Ожидаем массу критики всевозможной. В Думе, насколько нам известно, припасено несколько альтернативных законопроектов. Они нигде не рассматривались, ни>суда не направлялись - ни правительству, ни Президенту - возможно, именно потому, что правительство и Президент их не поддержали. Альтернативные законы построены на принципиально иной концепции. Они ориентированы на пользователей таким образом, что перевозчик остается ни с чем. И никто из авторов этих законов почему-то не задумывается, что будет, если железные дороги встанут... Это именно то, что я имел в виду, говоря о государственных интересах. Государству выгодно не то, чтобы пользователи получали сверхприбыли, а то, чтобы железная дорога нормально работала как стратегическая отрасль страны, которая обеспечивает обороноспособность и национальную безопасность. Конечно, при рассмотрении законопроектов в Думе будет высказано много критики. Но мы к этому готовы. У нас на все основные доводы пользователей услуг есть серьезная аргументация. То есть заседания Думы обещают быть горячими, по крайней мере мы так предполагаем. Однако нас это нисколько не пугает. Мы были, есть и будем открыты для конструктивного диалога.

Илья ОЗЕРЕЦКИЙ

Тематика: Реформа

Адрес страницы в сети Интернет:  http://press.rzd.ruhttp://press.rzd.ru/smi/public/ru?STRUCTURE_ID=2&layer_id=5051&refererLayerId=5050&id=4999&print=1

screenRenderTime=1