СМИ об РЖД

27.10.2015Газета "Волжская магистраль" (Горьковская железная дорога)

А эмоции не аргумент

А эмоции не аргумент 1Правовую инспекцию труда профсоюза называют локальным надзорным органом. На Горьковской дороге с ноября прошлого года ее возглавляет Эльвира Фаррахова.

Эльвира Фаррахова, главный правовой инспектор труда профсоюза на ГЖД:

– Основная часть работы, моей и еще четырех правовых инспекторов труда в регионах дороги, – это профсоюзный контроль по соблюдению работодателями трудового законодательства. Проверки проводим по плану, а также в связи с обращениями работников. Оказываем бесплатную юридическую помощь сотрудникам. Она включает в себя консультации по вопросам трудового и иного законодательства. Работник может обратиться к нам, чтобы составить исковое заявление. В случае необходимости мы вправе представлять его интересы в суде. Часто обращаются сотрудники за судебной защитой для подтверждения льготного стажа в целях установления права на назначение трудовой пенсии досрочно.

Корр.: Эльвира Рафаилевна, насколько активно взаимодействуют с правовой инспекцией труда первичные профсоюзные организации?

Э. Фаррахова: Задача первичек – обеспечить адресную защиту прав и гарантий каждого члена профсоюза, контролировать соблюдение требований трудового законодательства при принятии работодателями локальных нормативных актов, а в случае нарушений – обеспечивать контроль за их устранением.

А эмоции не аргумент 2На дороге действует внештатная правовая инспекция труда, которая состоит из председателей первичных профсоюзных организаций. В этом году мы организовали обучение по правозащитной работе, его прошли 50 представителей профорганизаций. Всем внештатным инспекторам выданы соответствующие удостоверения.

В помощь председателям и активам ППО разрабатывается брошюра, в которую я хочу включить типовые документы для ведения уставной деятельности по правовой защите. Ведь во многих случаях при принятии решения работодателем требуется учет мотивированного мнения выборного профсоюзного органа.

Как пример – профком контролирует соблюдение нормы рабочего времени, а при составлении графиков отпусков учитывает преимущества отдельных категорий работников. Важным является участие профлидеров в работе комиссии по премированию, где непосредственно определяется обоснованность снижения размеров премии с учетом степени вины работника и последствий допущенных нарушений. Все эти документы нельзя принять без выраженного мнения первичной профсоюзной организации. Таков порядок, установленный законом. В противном случае это будет нарушение со стороны работодателя. Так вот, в готовящейся брошюре собраны не только образцы документов определенной формы, но и варианты возможных решений по конкретным вопросам.

В работе первичек она будет большим подспорьем.

Корр.: Говорят, сколько юристов, столько и мнений. Как складываются отношения у вас с коллегами на предприятиях?

Э. Фаррахова: Мы, правовые инспекторы труда профсоюза, строим работу четко по букве закона, руководствуясь Трудовым кодексом, Федеральным законом о профсоюзах и Уставом Роспрофжел. Случается, что у нас с юристами предприятий позиции не совпадают. Тогда мы обращаемся к судебной практике, опираясь на прецеденты. В любом случае мы проводим совместное совещание, приходим к какому-то решению. Не было еще такого, чтобы возникший вопрос не решился.

Корр.: Какие примеры Вы могли бы привести?

Э. Фаррахова: В этом году была разрешена такая ситуация. Не буду называть конкретное структурное подразделение, но в нем на всех регионах ежемесячно снижался процент премирования всех работников. Причина – невыполнение коллективом определенного экономического показателя. В правовую инспекцию труда поступили многочисленные обращения работников. Необходимо было разобраться, и на региональном уровне решить такой вопрос было невозможно.

Выяснилось, что премия действительно снижалась незаконно, так как, выполняя свою работу, люди никак не влияют на тот самый экономический показатель. Сумма недовыплаченной премии за три месяца составила около миллиона рублей. В среднем четыре тысячи на одного работника в месяц. Мы пошли на компромисс с руководством дирекции, и, так как сумма внушительная, ее выплачивают работникам постепенно, согласно составленному графику. Им и возврат произведут, и впредь платить правильно будут.

А бывают частные вопросы. Буквально на днях позвонила работница с одного из регионов. И правильно сделала, что не промолчала, ведь в принципе об этой ситуации руководство дирекции могло бы не узнать. Эта работница по производственной необходимости на протяжении трех месяцев совмещала свою работу с обязанностями другого специалиста. Ей установили доплату за совмещение другой должности, а потом выявили, что у нее нет соответствующего образования, чтобы иметь право на замещение. Три месяца доплата производилась, а на четвертый вся сумма была удержана. Причем без всякого предупреждения, без заявления работника. Хотя по закону без личного заявления работника никакие ранее выплаченные суммы, пусть и по ошибке, удержаны быть не могут.

В надежде получить зарплату, подойдя к банкомату, железнодорожница обнаружила, что еще и должна осталась предприятию... Вопрос был решен сразу же, в день обращения.

Корр.: Интересно, а как часто звонят работники отделов кадров или другие специалисты, от которых зависит, чтобы такие ситуации не возникали?

Э. Фаррахова: Очень много звонков. Постоянно консультируем работодателей. Но чаще все-таки звонят работники.

Однако надо иметь в виду, что я никогда не проконсультирую по телефону, пока не увижу документального подтверждения. Это необходимо для объективной оценки ситуации, для принятия обоснованного решения.

Ведь на эмоциях можно сказать все что угодно. Но справедливы ли подозрения работника о том, что нарушаются его права, однозначно можно понять, лишь подняв и проанализировав приказы, положения и другие документы. Понятно, что не все они имеются на руках у того, кто обращается в инспекцию. Тогда я направляю запрос по обращению работника в его организацию.

Если вопрос поступил из региона и правовой инспектор труда там на месте, адресую обращение к нему: ведь инспектор может дойти до предприятия, оперативнее разобраться в ситуации. А бывает, правовые инспекторы с мест выходят с вопросом ко мне, если затрудняются с решением. Мы работаем в команде. Всем говорю: если есть какой-то вопрос – напишите мне на рабочий электронный адрес. Без ответа обращение я никогда не оставляю.

Много информации можно почерпнуть на сайтах Роспрофжел, Дорпрофжел, ведутся сайты и в регионах, и в структурных подразделениях "РЖД". Каждый член профсоюза через такие источники может что-то полезное для себя найти. Хорошо поставлена работа по обратной связи на сайтах в Кировском, Казанском регионах. У нас есть рубрика "Вы спрашивали – мы отвечаем".

На линии на профсоюзных стендах вывешивается информационный лист "Профсоюзный юрис-консульт". Там обновляется информация об изменениях в законе, даются разъяснения по актуальным темам.

Раз в месяц проводится информационный день Роспрофжел. Организуем встречи с работниками, обсуждаем интересующие их вопросы, например, выполнение условий Колдоговора. Одна из последних встреч состоялась в ДРЭА. И в регионах к водителям выходили правовые инспекторы, и здесь, в Нижнем Новгороде, я общалась с людьми. Как вы знаете, у коллектива автобазы был сложный период – переход в аутсорсинг. Много вопросов задавали. С каждым индивидуально беседовали, объясняли, как следует поступить в конкретном случае: кому пойти под сокращение, кому – досрочно уйти на пенсию, а кому – продолжить работу, но уже в аутсорсинговой компании.

Корр.: А бывает, что Вам самой требуется консультация председателей первичных профсоюзных организаций в качестве специалистов?

Э. Фаррахова: Конечно. Допустим, обращается ко мне электромонтер по снижению премии за неисполнение должностных обязанностей. В дистанции электроснабжения своя специфика работы. И мне очень сложно в конкретном вопросе, в конкретной профессии проанализировать, дать заключение по ситуации, есть вина работника или нет. И тут существенную помощь мне оказывают именно председатели первичных профсоюзных организаций, потому что они являются специалистами в данной области. Они помогают мне поднять необходимую техническую документацию, разобраться в ней. Председатели первичек часто говорят о правовых инспекторах, что без нас они – никуда, но и мы без них – тоже никуда. Общее дело – правовая защита членов профсоюза – связывает нас неразрывно.

И потом, если люди доверяют председателю – тишина будет на предприятии. Это не значит, что там не допускаются никакие нарушения, просто есть работа председателя. Люди идут к нему. К нему первому, а не ко мне. Там на месте все решается. Для престижа профсоюза это очень важно. Разумеется, мы подсказываем профлидерам на местах: если вы не знаете, как людям ответить, не можете разрешить ситуацию на своем уровне – выходите выше, не замалчивайте проблему. Чтобы вопрос не остался нерешенным, чтобы люди не затаили обиду, что профсоюз им не помог. Чтобы они видели, что состоят в большой, сильной организации.

Фото: Владимир Полыгалин.

 

Ольга Люлина

Тематика: Роспрофжел
Версия для печати
screenRenderTime=1