СМИ об РЖД

11.06.2019ТАСС

Глава GEFCO Люк Надаль: компания готова к IPO

О том, какие факторы влияют на рынок перевозок готовых автомобилей и о финансовых прогнозах группы на 2019 год в интервью ТАСС на полях Петербургского международного экономического форума рассказал председатель правления GEFCO Люк Надаль.

– Как прошел для вас ПМЭФ-2019? Какие соглашения удалось заключить?

– Для нас форум – это возможность наладить деловые контакты и встретиться с клиентами. Мы подписали соглашение с компанией Saint-Gobain, которая имеет производственные мощности и продает свою продукцию в России. Эта компания ищет решения, которые позволят упростить таможенное оформление продукции, а также оптимизировать логистические затраты. Транспортные расходы – существенная составляющая их бизнеса, и они хотят повысить эффективность своей деятельности. Мы договорились помочь им в этом, используя возможности железнодорожного и автомобильного транспорта, а также мультимодальные решения. Это именно то, в чем хороша GEFCO. Мы посещаем форум каждый год на протяжении пяти лет и всегда остаемся им довольны.

– Каков доход группы за 2018 год? И какие факторы повлияли на этот показатель?

– Выручка группы GEFCO составила около 4,6 млрд евро; такой рост по сравнению с 2017 годом стал возможен благодаря нашим клиентам. У GEFCO два типа клиентов. Первый, исторически сложившийся и основной, – французский автопроизводитель, группа PSA, которая в данный момент преуспевает и вносит позитивный вклад в рост нашей компании. Положительное влияние на финансовые результаты группы по итогам прошедшего года оказали и другие клиенты. Так что в 2018 году GEFCO чувствовала себя очень комфортно, и начало 2019 года также показывает неплохие результаты, в том числе и в России.

– Каких финансовых результатов вы ожидаете по итогам 2019 года?

– По нашим прогнозам, нормализованный показатель EBIT вырастет на 25%, рост обеспечат результаты последних двух лет и 2019 года. В 2018 году этот показатель достиг 160 млн евро, в 2019 году мы прогнозируем его на уровне 200 млн евро.

– Вы используете множество инновационных технологий в вашей деятельности, например, приняли решение сотрудничать с компанией Stanley Robotics, которая предлагает автоматизированную систему парковки автомобилей. Как развивается сотрудничество?

– Вы знаете, что мы оперируем на крупных площадках по хранению автомобилей; соответственно, есть необходимость оптимизировать процесс организации хранения. Преимущество такого рода технологии заключается в том, что вам не нужно открывать двери, чтобы входить и выходить, а значит, можно хранить большее количество автомобилей, не повреждая их. На данный момент мы совместно со Stanley Robotics тестируем эту технологию.

– Тестируете?

– Да. Процесс находится на стадии утверждения концепции. Речь также идет о цене на оборудование, ведь она должна быть разумной.

Если говорить об инновациях, то мы создали так называемую Фабрику инноваций внутри группы GEFCO и развиваем идеи, которые предлагают наши сотрудники. С другой стороны, благодаря партнерству с компанией TechStars мы взаимодействуем с множеством стартапов.

– Эксперты в последние годы отмечают растущий рост перевозок в контейнерах. Как вы оцениваете эту тенденцию?

– Когда Вы говорите о контейнерах, я думаю о перевозках на дальние расстояния и о невероятном успехе железнодорожных перевозок между Китаем и Европой. До прихода в GEFCO я работал в железнодорожном бизнесе во Франции. И когда я услышал об этом сухопутном сообщении между Китаем и Европой, я бы не сказал, что отнесся к данному факту скептически, но сказал себе: "О, они конкурируют с морем, не уверен, что будет такой объем перевозок".

Но сегодня я должен признать, что количество поездов, которые ходят между Китаем через Россию в Европу, просто невероятное. Мы являемся одним из игроков на этом рынке и отправляем множество товаров из Европы в Китай и в обратном направлении

Я думаю, что контейнерные перевозки имеют большое будущее и на море, и на железной дороге. Морские перевозки имеют низкую стоимость, но большие сроки доставки, железная дорога в этом плане выигрывает в скорости, и железнодорожные перевозки, конечно, дешевле транспортировки самолетами. Стоит помнить о том, что железная дорога намного экологичнее, чем авиационные перевозки, а клиенты ищут экологичные решения. Поэтому, если говорить о долгосрочном будущем, у железной дороги есть большой потенциал, особенно если решить проблему "узких" мест. При транспортировке товаров из Китая в Европу необходимо перегружать продукцию из-за разницы в ширине колеи, и терминалы, на которых это происходит, зачастую слишком загружены. В особенности это касается терминалов на границе Белоруссии и Польши.

– Нельзя обойти стороной и вопрос IPO GEFCO. Когда это может случиться?

– Как только рынок посчитает, что время правильное. На протяжении этого года рыночные условия не были оптимальными. Компания готова к IPO, акционеры, в нашем понимании, тоже, речь идет лишь о состоянии рынка. У GEFCO много клиентов в автомобильной промышленности, и это не только PSA, но и другие компании. Автомобильная индустрия сейчас достигла пика, и когда потенциальные инвесторы смотрят на группу GEFCO, они думают: "Вау! Хорошая, прибыльная компания, но она зависима от состояния автомобильного рынка". А поскольку рынок находится на пике, сейчас не идеальное время для покупки акций.

Как только произойдут изменения в восприятии рынка автомобилей, может произойти и IPO. Со своей стороны мы проделали всю необходимую работу.

– Какие изменения могут произойти в деятельности группы после того, как РЖД и PSA продадут часть своей доли?

– Ничего не изменится. Я считаю, что РЖД останутся основным акционером GEFCO, и мы будем двигаться вперед со всеми остальными инвесторами. Основное изменение будет состоять в том, что мы должны будем предоставлять финансовую отчетность ежеквартально, это для нас нечто новое. Я думаю, что IPO даст нам возможность совершать более крупные приобретения, больше инвестировать.

– Если говорить об инвестициях – в прошлом году GEFCO приобрела компанию GLT и стала активно развивать маршрут Европа – Марокко. Какие виды грузов перевозятся по этому маршруту?

– Целью сделки было усиление наших позиций на этом направлении. Подобная необходимость, главным образом, связана с деятельностью Группы PSA. Когда мы рассматриваем грузопоток между Марокко и Европой, мы видим значительную долю автомобильных компонентов, а также много перевозок компонентов авиационной промышленности. Так что для нас покупка GLT – это нишевое приобретение.

– Вы собираетесь каким-то образом расширять географию компании?

– В последние годы мы работали над развитием существующей сети и около 1,5-2 лет назад приняли решение усилить те регионы, которые были слабыми. На данный момент нам это удалось, если не считать Латинской Америки, где существуют проблемы, вызванные экономическим кризисом. Теперь речь идет уже о том, как мы будем развиваться в таких регионах, как Дальний Восток и Юго-Восточная Азия. Разумеется, мы не можем просто начать вести там бизнес, потому что существуют реальные культурные различия. Необходимо найти компании, которые мы для этого приобретем. Это, безусловно, те регионы, которые мы рассматриваем на будущее.

Также мы планируем развиваться в сфере цифровизации. В перспективе эти технологии можно реализовать и в России. Я не говорю про железнодорожный транспорт, потому что этим направлением занимаются РЖД.

Но в сфере автомобильных перевозок есть перспективы для роста, потому что у России огромная территория и многие грузовики часто едут гружеными лишь в одном направлении. Я думаю, что цифровые инструменты позволят достигнуть баланса в перевозках

Приобретение подобной платформы мы как раз и рассматриваем.

– Вы уже обсуждали это с РЖД?

– У нас есть "зеленый свет" от РЖД на эту сделку. Но я не имел в виду, что такая платформа может в ближайшее время появиться в России. Это скорее одна из тех вещей, которые мы можем предложить нашему акционеру. Я думаю, что для РЖД это может быть значимым, потому что дополнит предложение группы.

– Расскажите, пожалуйста, о существующих активах группы. Сколько единиц подвижного состава и каких видов у вас в парке?

– В нашем бизнесе мы используем модель asset-light и нанимаем подрядчиков для выполнения большей части услуг, поэтому не видим смысла во владении активами. Однако в некоторых случаях мы все-таки приобретаем активы. Так, в России у нас есть 735 железнодорожных вагонов, которые предназначены для перевозки автомобилей, и около 3,6 тыс. таких же в Европе. Это основной актив Группы. У нас есть и грузовики, также предназначенные для перевозки автомобилей. Для массовых грузов вам не обязательно иметь свой собственный грузовик, так как существует множество транспортных компаний, которые прекрасно знают этот бизнес, и вы можете воспользоваться их услугами. В случае перевозки автомобилей ситуация более специфическая. Наш парк грузовиков для перевозки автомобилей насчитывает менее 1000 единиц.

– Когда мы говорим о рынке автомобильных перевозок, какие факторы оказывают на него влияние? Какие проблемы вы видите?

– Первая проблема – сам рынок. Я имею в виду, когда автомобильный рынок процветает, наш бизнес процветает, а когда рынок падает, это влияет и на наш бизнес. Особенно в России, где волатильность автомобильного рынка намного выше, чем в Европе.

Клиенты всегда заинтересованы в услугах хранения автомобилей, для этого нужны определенные пространства. У нас есть свой комплекс в Домодедово, и многие хорошие немецкие бренды пользуются нашими услугами там. В первую очередь им необходимо, чтобы автомобиль доставили в салон без повреждений. Поэтому для нашего бизнеса важно задействовать профессиональных сотрудников, а не царапать транспортные средства при погрузке и выгрузке. Это очень специфическое ноу-хау. Представьте площадку в Домодедово, в ситуации, когда у вас лежит снег высотой два метра, но надо найти машины и отправить их клиенту, потому что торговля не останавливается из-за снега. Таким образом, есть много деталей, которые вы должны учитывать, чтобы управлять бизнесом. И поскольку автомобили – это дорогой товар, наши клиенты очень требовательны.

Беседовала Мария Бородаевская

Версия для печати
screenRenderTime=1