Выступления руководства

01.08.2019|11:21

Олег Белозёров: "Пришло время технологического рывка" (интервью главы ОАО "РЖД" газете "Гудок", 01.08.2019 г.)

Начало работы Главного центра управления железных дорог России – пожалуй, важнейшее для отрасли событие в этом году. Информационные технологии позволят в реальном времени наблюдать за всеми процессами, проходящими в РЖД. О том, как изменит деятельность компании появление центра и зачем нужно внедрять цифровые технологии на всех производственных участках, председатель правления – генеральный директор компании Олег Белозёров рассказал РЖД ТВ. Публикуем газетную версию интервью.

– Буквально на днях начнет работать Главный центр управления железных дорог России. Для чего он создавался?

– Ключевое слово в названии этой структуры – управление. Мы за последнее время приняли ряд решений, позволивших лучше с технической точки зрения управлять теми сложными процессами, которые происходят на железной дороге. Мы разложили практически всю технологию перево­зок на отдельные процессы, получилась огромная карта – что, кто и где должен делать. Мы съездили в Ситуационный центр МЧС, мы были в Министерстве обороны, посмотрели работу других наших коллег и сделали для себя предварительный набросок такого центра. Исторически управление строилось исходя из тех возможностей, которые были у железнодорожников. Раньше использовалась статистическая информация, которая накапливалась, и на основе ее анализа можно было принимать решение. Сегодня мы можем получать информацию в режиме онлайн, и, соответственно, нам нужно изменить сам принцип управления. Мы провели инвентаризацию – у нас почти 1,5 тыс. различных программ, и, в основном, они как раз статистические. А принцип современного управления основывается на тезисе: чем меньше времени между получением информации и принятием решения, тем эффективнее работа.

– Получается, что начало работы центра позволит РЖД перейти на новую управленческую модель?

– Он обеспечит иную скорость принятия решений. В мой адрес регулярно поступают самые разные вопросы: где-то недопоставили спецодежду, где-то отсутствуют инвентарь, инструменты... За всем этим надо постоянно наблюдать. Должна быть видна вся система прохождения заявки: что заказало подразделение, на какой стадии заявка, как она продвигается.

В ГЦУ в реальном времени видно, что у нас происходит, начиная с состояния сетей связи, работы автоматики, количества и местоположения поездов, погодной ситуации. Сюда выведено видеоизображение с камер, которые расположены на основных наших стройках. Мы видим, как ведется строительство, и можем оперативно принимать решения по его корректировке. Напомню, у нас 1,5 тыс. информационных систем, и мы бы хотели, чтобы все вертикали друг с другом могли координировать свои действия. У специалистов, которые будут располагаться в центре (а это представители практически всех подразделений) квалификации, компетенций, а самое главное – полномочий должно хватить на то, чтобы управлять процессом в текущем режиме.

– Когда вы ожидаете результатов этой работы?

– Мы уже получили результат, еще даже не открыв центр. В процессе обсуждения выяснили, что некоторые системы у нас задвоены, а где-то, наоборот, встречаются белые пятна, которые мы быстро закрыли. Конечно же, нужно будет доработать механизмы взаимодействия. Единая информационная система для железных дорог крайне необходима.

– Запуск главного центра управления – это еще один шаг к повышению технологичности работы компании. Так же, как масштабный переход на цифровые технологии. Как цифровизация скажется на рядовых сотрудниках, не приведет ли она к сокращениям?

– Нам никуда не уйти от цифровизации. Неправильно рассуждать о том, добром или злом является "цифра". Нам дорог каждый сотрудник. Меняются технологии, но ключевым элементом нашей железнодорожной системы будет всегда человек. Цифровизация – это то, что должно помочь сотрудникам лучше выполнять свою работу. Невозможно запомнить тот огромный объем информации, который нужен специалисту. Но представьте, скажем, специальный шлем для электромонтера с экраном виртуальной реальности, куда выводится вся информация об энергетической системе. Цифровизация расширяет компетенции любого специалиста. Когда-то гайки закручивали руками, потом появились инструменты, и сейчас пришло время технологического рывка, который мы должны пройти вместе с нашими сотрудниками.

– Можно ли говорить о том, что в этих условиях происходит пересмотр требований к топ-менеджерам? Вот весной Свердловскую железную дорогу возглавил Иван Колесников, экономист по образованию. Значит ли это, что отныне на железной дороге экономические процессы будут превалировать над технологическими?

– Если ответить коротко, то нет. Важна технология и с определенного уровня важно стратегическое мышление, компетенция хорошего управленца. У нас в этой части разработана хорошая кадровая система оценки и продвижения, которую все менеджеры и управленцы проходят и аттестуются. Уровень компетенций нужно поддерживать всегда. Технические, технологические, экономические, иные управленческие знания – все это должно быть у наших управленцев. Человек должен быть профессионалом, любить российские железные дороги, свою работу и с большой ответственностью относиться к подчинённым. Забота о коллективе – основное для любого начальника.

– Вы предложили наладить непрерывное обучение работников. Для чего это нужно сотрудникам, которые трудятся в полях, – вагонникам, путейцам?

– Технологии постоянно меняются. И, соответственно, наши монтеры, энергетики, путейцы, работники других специальностей должны постоянно учиться. Непрерывное обучение необходимо для того, чтобы успевать за временем, и наша задача – дать работникам такую возможность. Сейчас мы прорабатываем программы непрерывного обучения для всех сотрудников РЖД, причем, обучение должно проводиться в рабочее время, не за его пределами, поскольку обучение – это также рабочий процесс.

– Возможность непрерывно обучаться дает запущенный Сервисный портал РЖД, это одна из его важных функций. Уже 300 тыс. пользователей подключены. Насколько люди активно пользуются возможностями ресурса?

– Создавая портал, мы хотели, чтобы каждый сотрудник РЖД мог видеть свои возможности внутри компании, понимал, что компания ему предоставляет. Сейчас через портал можно получить порядка 40 видов различных услуг. Так мы экономим время наших сотрудников. В ближайшем будущем хотим дополнить его функционал карьерными возможностями, размещать информацию о вакансиях и требованиях к претендентам.Портал предлагает интересный контент, я тоже им пользуюсь и могу сказать, что некоторые курсы, книги, которые там размещены, мне помогают.

– В компании много говорят о повышении эффективности труда. Один из путей достижения этих целей – снижение издержек. Самый простой путь сократить издержки – уменьшить выплаты персоналу. А в РЖД зарплата растет. Как это увязать с ростом эффективности труда?

– У нас все показатели находятся в так называемой зеленой зоне. Они растут, поскольку каждый на своем месте выкладывается максимально. Мы соблюдаем все общеэкономические принципы, у нас производительность труда растет выше, чем заработная плата, но и заработная плата постоянно растёт. Я считаю это ключевым элементом хорошей работы предприятия. Всё должно быть построено вокруг человека, вокруг работника.

– Сегодня в РЖД идет работа над новым Коллективным договором. Чем он будет отличаться от предыдущего договора?

– Когда мы обсуждали подходы к Коллективному договору, договорились, что все основные принципы должны быть соблюдены. Сейчас идет речь о трех уровнях гарантий и льгот. Это базовый уровень, который охватывает всех сотрудников РЖД. На следующем уровне мы предлагаем софинансирование какой-то деятельности. Скажем, занятия спортом, обучение, возможно, отдых, который предприятие будет софинансировать вместе с работником. И, наконец, бонусный пакет для особо активных и неравнодушных. Предполагается ввести бонусные баллы, которые потом сотрудник сможет обменять на какие-то дополнительные мотивационные элементы – например, на сертификат на обучение в Корпоративном университете. Мы сейчас продумываем эту систему, и в ближайшее время начнётся обсуждение с профсоюзами.

– Давайте поговорим об условиях труда. Ждать ли обновления гардероба представителям железнодорожных профессий?

– Одежда – это один из основных элементов, позволяющих комфортно работать. Мы проводили исследования, которые показали, что производительность труда вырастает более чем на 10%, если обеспечить сотрудников качественной спецодеждой. Поэтому мы подошли к вопросу тщательно, изучили, какая спецодежда является удобной для наших сотрудников, и уже сегодня новые комплекты поставляются в подразделения. Особо мы позаботились о женщинах, учли их требования к материалу и крою. Сегодня порядка 20 видов спецодежды созданы специально для женщин. Мы в целом изменили подход к формированию комплектов. К традиционным зимним и летним вариантам добавляем трансформеры, которые можно использовать в любую погоду. Сейчас технологии производства одежды меняются достаточно часто, поэтому я поставил задачу регулярно давать оценку, насколько спецодежда соответствует современным возможностям и требованиям.

– РЖД традиционно обеспечивают своим сотрудникам высокий уровень медицинского обслуживания. В этой сфере ожидаются какие-то изменения?

– Люди должны получать необходимую помощь для того, чтобы быть максимально защищенными. Нашему отраслевому здравоохранению 175 лет, и прерывать эту традицию мы не собираемся. Мы совершенствуем систему предоставления медицинских услуг. Для наших сотрудников действует корпоративная программа добровольного медицинского страхования. С этого года она значительно расширена, в нее включены новые виды исследований, в том числе генетические. Это уже не просто традиционный набор – терапевт и ряд других специалистов. Это более углубленное изучение, онкомаркеры, работа с узкопрофильными специалистами. Поскольку сеть у нас большая, мы также работаем над созданием нового формата медицинского поезда.

– Давайте перейдем от медицины к другим социальным благам, которые интересуют сотрудников компании. Железнодорожные социальные объекты передаются в ведение муниципалитетов. Люди переживают из-за того, что условия становятся хуже. Какова позиция компании по этому вопросу?

– Я понимаю, что этот вопрос волнует людей, и вижу обращения от сотрудников на эту тему. Но давайте вспомним, что основной социальный функционал выполняет государство в лице муниципалитетов и региональных властей. Государство совершенствует социальные пакеты и выделяет на это дополнительные деньги. У нас же есть четкая установка – что считать профильным объектом, а что не считать. Если местные власти принимают решения, которые гарантируют комфортные условия обслуживания для наших сотрудников, мы передаем социальные объекты региону. Но мы это делаем не бездумно, предварительно обсуждаем подобные решения на всех уровнях, вплоть до совета директоров. Объекты мы передаем обычно с условиями обеспечения наших сотрудников. В ряде случаев продолжаем оказывать помощь в финансировании региональных объектов, которые ранее были железнодорожными, допустим, на БАМе в этом году 25 школ и детских садов получили средства от РЖД.

– Министерство труда намерено сократить список профессий, запрещенных для женщин. Компания готова к такой отмене и когда, на ваш взгляд, это может произойти?

– У нас остается все меньше и меньше мест, где условия труда считаются вредными. Новые модели локомотивов и моторвагонного подвижного состава выпускаются достаточно комфортными. В них практически отсутствуют традиционные для этих машин вредные условия. Дома отдыха локомотивных бригад строятся так, чтобы и женщины могли себя чувствовать комфортно в новой профессии. Но все решения мы сможем реализовать только после того, как произойдут соответствующие изменения в законодательстве. Насколько я знаю, это планируется сделать с 1 января 2021 года.

– В Иркутской области недавно от наводнения пострадало более тысячи семей железнодорожников. Как компания им помогает?

– Прежде всего, я хочу поблагодарить коллег, которые работали во время наводнения в Иркутской области и обеспечивали железнодорожное движение. Единственная транспортная артерия, которая работала бесперебойно, – это железная дорога. У нас есть работники, которые полностью утратили имущество, лишились домов. Хочу заверить их, что никто не останется без помощи, я лично контролирую этот процесс. Компания приложит максимум усилий, чтобы люди не оставались наедине со своей бедой.

– Поговорим о производственных результатах. Погрузка на всей сети последние месяцы нестабильна. Как это скажется на долгосрочных планах работы компании?

– На заседании совета директоров мы решили, что ни один стратегический показатель, а это прежде всего инвестиционная программа, изменен не будет. Инвестпрограмма у нас масштабная – в этом году 747 млрд рублей, и мы будем ее реализовывать. Задача непростая, но с учетом того, что в компании есть все механизмы для ее реализации и настрой очень хороший, мы видим, что второе полугодие будет позитивным – и объем погрузки, и грузооборот, как мне кажется, даже превысят наши самые амбициозные планы.

– Накануне Дня железнодорожника какие основные итоги прошедшего железнодорожного года вы могли бы отметить и что бы вы пожелали работникам компании?

– Конечно же, нужно сказать о том, что прошедший год был рекордным. Мы добились показателей грузооборота, которых никогда не было на железнодорожном транспорте в России. Это говорит о том, что мы сработали максимально эффективно. Мы стали пионерами в России по размещению "зеленых облигаций". Нас признали лидерами по энергоэффективности в мире – это заключение зарубежных экспертных агентств. Я хочу поблагодарить каждого нашего сотрудника за его труд, за отдачу, за те результаты, которые стали возможными только благодаря коллективной работе. Хочу пожелать всем добра, здоровья и благополучия! С профессиональным праздником вас, дорогие коллеги!


Адрес страницы в сети Интернет:  http://press.rzd.ruhttp://press.rzd.ru/news/public/ru?STRUCTURE_ID=951&layer_id=4070&refererLayerId=4069&id=94254&print=1

screenRenderTime=1